Африка, как возможный драйвер роста для мировой экономики

Цель данного материала показать в общих чертах, что Африка это […]

253
2
0

Цель данного материала показать в общих чертах, что Африка это один из последних резервов роста для текущей мировой экономической модели. Богатая ресурсами, технологически отсталая часть мира, развитие которой может стать драйвером, который вытащит мировую экономику и позволит на некоторое время преодолеть затяжной кризисный период. 

Существует  разная Африка.  Многие страны континента после освобождения от колониализма погрязли в пучине междоусобных гражданских войн, клановых противостояний и стали полем битвы корпораций за ресурсы. Нужно понимать, что различия в экономическом, социальном, культурном развитии порою кажутся расстоянием в века.

Работая в международной, глобальной компании, которая реализует свою продукцию во многих странах Африки мне эта тема всегда была интересна.
Итак, континент разделен на макрорегионы:
— Северная Африка (страны Сахеля, Магриба, государства Африканского рога)
— Западная Африка
— Центральная Африка
— Восточная Африка
— Южная Африка

В каждом из регионов существуют экономические лидеры, андердоги и страны, которые с уверенностью можно назвать Failed State.
Возьмем к примеру Юг Африки:

ЮАР

Одно из наиболее развитых государств континента, один из членов БРИКС, переживает не лучшие моменты в своем экономическом развитии. До предела обострились противоречия между коренным населением и бурами. Система апартеида прекратила существование после первых выборов в 1994 году. Получившее право голоса темнокожее большинство выбрало президентом Нельсона Манделу и страна стремительно стала меняться.

Достаточно красноречиво ситуация отражается на примере Йоханнесбурга, где многие бывшие бизнес-центры стали обиталищем многочисленных, пришедших в город жителей окрестностей. Для того, чтобы представить во что превратился “Африканский Нью-Йорк” почитайте историю Ponte City, некогда гордости страны.

Вместе с тем, наши представители не оставляют без внимания этот регион. В частности, мы регулярно посещаем крупнейшую выставку Africacom, которая проходит в Кейптауне.

Руанда 

Одна из самых быстрорастущих в экономическом аспекте стран региона. Наша компания реализовала здесь один из проектов направления Smart City в г. Кигали, столице Руанды. 

Как демонстрация позитивного вектора развития страны можно привести следующий проект: по данным Zangaro Today до 2024 г. Руанда намерена полностью обеспечить себя электроэнергией и довести установленную мощность до 512 МВт. Прежде всего за счет озера Киву, одного из Великих озер континента. В его глубинах, по оценкам специалистов, 256 куб. км углекислого газа и еще 65 куб. км метана. Здесь в 2011 г. был запущен проект лондонской компании ContourGlobal под названием KivuWatt, основанный на технологии подъема глубинных вод и сбора выделившегося углекислого газа и метана в 20 метрах от поверхности озера. В настоящее время добычу осуществляет одна платформа мощностью 27 МВт, а американская Symbion ведет строительство еще одной ЭС — Kivu-56. Кроме того, руандийская Gasmeth Energy прорабатывает проект по производству компримированного природного газа на базе метана озера Киву 

Мозамбик

Страна, в которую вместе с обнаружением серьезных залежей полезных ископаемых пришли боевики ИГ.  Как не вспомнить в этой связи реплику Збигнева Бжезинского из его книги Великая шахматная доска: “Нет никакого исламского фундаментализма — есть только нефть и газ”.

Запасы природного газа, которыми располагает Мозамбик, обнаруженные в в бассейне Рувума оцениваются специалистами в 2,2 трлн. м3

После открытия и оценки месторождений государство стало притягивать внимание инвесторов и энергетических компаний крупных мировых игроков. 

Для примера американская General Electric Oil & Gas, структуры европейской EEA, китайская CNPC, португальская Galp Energia, корейская Kogas лишь краткий список из компаний, обративших свое пристальное внимание на страну. 

Какую же картину мы наблюдаем в последнее время: внезапно независимости возжелали радикальные группировки провинции Кабу-Делгаду. 

Мятежный мозамбикский регион уже привлек немало джихадистских боевиков из Ближнего Востока, а также стран Восточной и Центральной Африки — Сомали, ДР Конго, Танзании и Кении. 

Террористы захватили города Мосимбоа-да-Прая и Киссанга и методически изолируют удаленные селения, блокируют пути сообщения, подъездные пути, дороги и мосты. 

С точки зрения анализа процессов на рынке Телекоммуникаций, на котором работает наша компания, то мы наблюдаем разрушение инфраструктуры и телекоммуникационное оборудование операторов Vodacom и Movitel.

Почему я говорю об Африке? 

Согласно мнениям некоторых авторитетных экономистов капиталистическая модель экономики подошла к своему пределу в начале 20-го века. 

Драйвером, необходимым для роста потребительского спроса, а соответственно и производства послужили Первая и Вторая мировые войны. Экономики многих государств были разрушены — соответственно восстановление этих стран и стало питательной средой для поддержания существующей мировой экономической модели. Это дало текущей системе короткую передышку.

Следующей порцией стал развал Советского союза, а также перенос производств в Азиатско-тихоокеанский регион. Первое событие открыло новые рынки сбыта, второе позволило снизить себестоимость продукции за счет более низкой стоимости рабочей силы. И снова экономическая модель продлила свое существование.

Грядущим этапом в поддержке мировой экономической системы мне видится развитие Африки и освоение ее рынков сбыта. Этому препятствует ряд фундаментальных причин:
1. Противостояние глобальных центров силы 
2. Непрозрачность финансирования и тотальная коррупция во всех эшелонах власти
3. Низкий уровень развития технологий
4. Колоссальные культурные, религиозные и социальные противоречия во множестве стран
5. Сложная эпидемиологическая ситуация
6. Отсутствие необходимой транспортной инфраструктуры 
7. Низкий уровень урбанизации населения
8. Ужасающий уровень грамотности среди населения

Несмотря на перечисленные выше пункты, на мой взгляд, субъекты мировой  экономики в целом заинтересованы в освоении столь обширных новых рынков. Комплекс колоссальных проблем видится мне решаемым в течение ближайших 30-50 лет. 

Вкратце пройдусь по каждой отдельно взятой проблеме и прогнозах касательно  развития ситуации.

1. Противостояние глобальных центров силы

Основное противостояние на континенте развивается между США, Китаем и Россией. Локальными игроками можно считать Италию (Ливия), Францию (Север Африки и зона Сахеля), Великобританию (страны Британского содружества).

Итак, в недавней статье Bild указывает на разворачивание 6 новых военных баз РФ на Африканском континенте. Сюда можно добавить достаточно прочные позиции этой страны в ЦАР. Среди новостей последних дней  шотландская нефтяная компания CAIRN Energy в силу резкого падения цен на нефть и газ, и сложного положения в отрасли, согласилась продать свою долю в гигантском добывающем проекте в Сенегале компании Лукойл.Плюсуем к вышесказанному интересы крупных энергетических компаний России в Мозамбике и Ливии. 

Китай, предпочитающий мягкую силу в мировой геополитике пока ограничился военным опорным пунктом лишь в одной стране — Джибути. Однако по мнению экспертов именно Китай считается наиболее влиятельным игроком в регионе на данный момент.

В подтверждение этих слов из новостей за июль 2020 можно выделить следующие:
— Ангола предоставляет Китаю новые права для работы с нефтяными месторождениями. Такое стало возможным из-за неспособности страны оплачивать текущие долги перед МВФ, G20 и тем же Китаем.
— Китайцы также думают о приобретении долей французской Total или итальянской Eni в проектах по морской добыче нефти. В 2019 году в Пекине был проведен Китайско-африканский форум по безопасности. В нем участвовали представители около 50 стран. То есть идет работа с местной военной элитой.

Влияние Соединенных Штатов Америки в большей степени обусловлено наличием большого количества военных объектов на континенте. Только официально: (Египет, Судан, Эритрея, Эфиопия, Джибути, Сомали, Кения, Сейшельские острова и Мадагаскар)

Градус напряженности в противостоянии держав в Африке ярко характеризует недавнее высказывание Государственного секретаря Майка Помпео на брифинге в Белом Доме. На вопрос зимбабвийского журналиста о сравнения политики США и России-Китая в Африке последовал следующий ответ примерно следующего содержания:

Госсекретарь указал на «неискренность» гуманитарной помощи из Поднебесной, которая всегда что-то предполагает в обмен, — поиск выгоды с китайской стороны, а также подкуп африканских госслужащих. Значительная часть гуманитарной помощи Китая идет в карманы африканских чиновников, нет никакой «прозрачности» и «верховенства права». 

В следующей своей реплике спикер привел в пример собственную державу, — «мы по-прежнему являемся крупнейшим источником помощи в целях развития на африканском континенте. Мы будем продолжать делать это, и мы делаем это, потому что это правильно, и мы считаем, что это хорошая политика — помогать людям внутри Африки»

Резюмируя фактаж по данной проблеме, считаю что достижение определенных договоренностей по разделу сфер влияния в регионе возможно. После фиксации негласного разделения вероятно будут наблюдаться более интенсивные процессы инвестиций со стороны всех участников.

2. Непрозрачность финансирования и тотальная коррупция во всех эшелонах власти

Очевидным является необходимость в прозрачности и целевом использовании прямых инвестиций. В подтверждение этой гипотезы мы наблюдаем инициативу Мирового банка в связи с проектом для прямых инвестиций и венчурного капитала в восьми странах UEMOA.

UEMOA — Западноафриканский экономический и валютный союз (Union Economique et Monétaire Ouest Africain), является зоной африканского франка. В организацию входят следующие страны: Бенин, Буркина-Фасо,  Гвинея-Бисау,  Кот-д’Ивуар, Мали, Нигер, Сенегал, Того

  Новые правила представляют собой значительный прогресс для сферы прямых инвестиций в регионе. 

3. Низкий уровень развития технологий

Одним из наиболее важных аспектом экономического роста стран Африканского континента я вижу в улучшении покрытия сети Интернет. Уже сейчас в этом плане делаются определенные шаги

К примеру, в ряде стран наблюдается достаточно высокая скорость мобильного интернета уже сейчас (данные 2020):

1. Марокко (35,50 Мбит / с) 
2. Южная Африка (33,72 Мбит / с) 
3. Тунис (28,89 Мбит / с) 
4. Ангола (24,61 Мбит / с) 
5. Маврикий (23,93 Мбит / с)

Еще одной позитивной новостью стало недавнее сообщение о том, что быстро растущее население стран Африки к югу от Сахары привлекло Facebook к строительству 2Africa — амбициозного подводного кабеля длиной 37 000 км вокруг Африки, Ближнего Востока и Средиземноморья — который, по его планам, к 2024 году обеспечит быстрым и дешевым интернетом 16 африканских стран.

4. Колоссальные культурные, религиозные и социальные противоречия во множестве стран

Практически в каждом государстве мира, речь идет не только об Африке, существуют болевые точки в культурных, социальных, религиозных отношениях народов, проживающих в рамках одного государства. Нажимая на эти точки внешние либо внутренние выгодополучатели имеют возможность управлять ситуацией. Принцип divide et impera всегда остается актуальным.

Многие слышали о трагических событиях в Руанде: противостояние хуту и тутси, геноцид, радио “1000 холмов”. Такая ситуация не является чем-то из ряда вон выходящим. 

Можно перечислить некоторые страны и стороны конфликтов для понимания масштабности описываемой проблемы: 

Центральноафриканская Республика

Селека VS Антибалака 

Условные христиане, против условных мусульман. Сейчас Селека распалась на десяток мелких групп, однако суть конфликта остается прежней.

Речь идет о затяжном внутреннем гражданском конфликте мусульманских торговых кругов с сырьевой христианской элитой столичного юга за ресурсы и государственную инфраструктуру. Конфликт, осложненный многоплановым иностранным вмешательством, где главные конкуренты  Франция и РФ — лишь верхушка айсберга, скрывающая региональные амбиции Чада, обоих Конго, Камеруна и Руанды.

Демократическая республика Конго

Самая жестокая война, которую называют Великой Африканской Войной в период с 1998 по 2002  унесшая жизни более, чем 5 млн человек до сих пор тлеет.

Сейчас это конфликт нанде- и кобоязычных земледельцев сражающихся за ресурсы со скотоводами-баньямуленге — аллохтонами. Можно вспомнить об «Обновленных силах обороны Конго — Ндума» (NDC-Rénové) во главе с Гидоном Шимираем.

Естественно конфликт раздувается и внешними силами. В частности активным участником противоборств являются силы специальных подразделений Руанды.

Мавритания

Страну, о которой очень редко упоминают Фонды демократии и прав человека. Государство в котором процветает средневековое рабство.

Составляющие до 50% населения харатин — чернокожие рабы, в то время как «титульные» мавры-бейдан («белые люди») — арабо-берберского происхождения. Любопытно, что при этом они говорят на одном языке — хасания.

При этом нижние касты мавров-бейдан рабов не имеют, однако сумевшие вырваться из рабства харатин легко обзаводятся рабами.

Эту страшную “культурную” и общественную традицию не смогли сломать не колонизаторы французы, ни многочисленные фонды западных демократий, которые функционируют в стране предпочитая, закрывать глаза на рабовладельческий строй внутри государства в 21 веке.

Мали

В Мали многочисленные внутренние конфликты слились в глобальное противостояние «джихадистов»-фульбе с охотниками-догонами. Процитирую авторов “Zangaro Today”: За каждым из населяющих страну народов — не только язык и культура, но и хозяйственные уклады, экологические ниши, этносы и космологии. 

«Архаичные» догоны и «космополиты-фульбе» лишь на время ощетинились друг против друга ввиду наступления пустыни, вызвавшего всплеск радикализма, борьбу за ресурсы и серии этнических чисток, в которых равно поучаствовали скотоводы, исламисты и традиционные охотники-донсо.

До 70% действующих в стране вооруженных радикалов — это не career fighters, а «партизаны выходного дня», обычно пасущие скот и выходящие на рейды во многом под влиянием родственных, общинных и дружеских связей, и во многом благодаря социально-политическому, а не религиозному содержанию проповедей эмиссаров радикальных движений.

Камерун

На Севере Камеруна фактически объявлено о создании сепаратистского квазигосударства — Заргиналенд. 

Речь идет о политической самоорганизации дорожных бандитов, или “заргина” — вооруженных банд, ставших важными узлами серой экономики пограничья. 

Язва Заргиналенда расползалась с 1990-х гг. и постепенно поглотила весь север Камеруна Конечно, с этим явлением борются традиционные  власти, но выставленные против них бандитские союзы, закаленные навыками выживания в этой суровой местности дают суровый отпор а многие из проправительственных организаций сами становятся жертвами соблазнов серой экономики приграничья.

Сомали

Страна, ставшая именем-нарицательным для failed states по всему миру.

В основе политического процесса внутри всех государств, ранее входивших в Сомали лежат многочисленные кланы и регулирующее их жизнь традиционное право, в основном это двусторонние договоры о компенсации за кровную месть и шариат. Этот причудливый набор из законов, общественных договор и религиозных догм являются более-менее понятными правилами взаимоотношения общин, регулирующих землевладение и землепользование, условия ведения бизнеса и транзита грузов в относительно безопасных и устойчивых ресурсных базах.

Многие кланы подмяли под себя целые “субгосударства” и регионы бывшего Сомали.

Например клан авийа тяготеет к сомалийскому ИГ, называющимся “аш-Шабаб”, клан исак сформировал наиболее успешный из всех states проект — Сомалиленд, клан огаден управляет еще одним государством Джубалендом.  Над этим проектом “присматривают” также Кения и Эфиопия. 

Список стран континента, охваченный теми или иными гражданскими конфликтами чрезвычайно длинный. Между тем без регулярной подпитки финансами, оружием и боевиками многие из локальных конфликтов имеют перспективу быстрого погашения.

Возвращаясь к тезису, описанному в предыдущих частях главное это политическая воля внешних игроков. 

5. Сложная эпидемиологическая ситуация

Ни для кого не секрет, что во многих странах Африки санитарная обстановка оставляет желать лучшего. В сентябре 2019 г Межучрежденческая группа Организации Объединенных Наций по оценке уровней детской смертности (UN IGME) и Межведомственная группа Организации Объединенных Наций опубликовали доклад по оценке показателей детской и материнской смертности (UN MMEIG).

Сомали, Нигерия, Чад, Центральноафриканская Республика, Сьерра-Леоне и Гвинея входят в группу стран с самым высоким уровнем смертности детей младше 5 лет – более 100 смертей на 1000 живорождений. Этот показатель в 20 раз выше уровня смертности детей младше 5 лет в странах с высоким уровнем дохода (5 смертей на 1000 живорождений).

Согласно данным 2017 года лидерами среди стран, где роды были сопряжены с наибольшей опасностью, являются Чад (1 смерть на 15 женщин) и Южный Судан (1 смерть на 18 женщин).

По оценкам множества профильных организаций инфицированы ВИЧ по крайней мере 10 процентов населения в Ботсване , Лесото , Малави , Мозамбик , Намибия , Южная Африка , Eswatini , Замбии и Зимбабве.

В 2015 году в ДР Конго вспышка Эбола унесла жизни многих тысяч людей. В июне 2020 года ВОЗ заявил о высокой вероятности повторной вспышки этой болезни. 

По сообщениям ВВС Africa в гуманитарной организации Международный комитет Красного Креста (МККК) предупредили, что системы здравоохранения стран Африки могут быть разрушены из-за пандемии коронавируса. 

В соответствии с заявлением МККК, особую обеспокоенность вызывают регионы, затронутые вооруженными конфликтами, поскольку в них многие больницы уже были повреждены или разрушены, а также практически отсутствуют чистая вода и мыло, необходимые для борьбы с вирусом.

Например, в северной части Мали 93% медицинских учреждений разрушены, а в Буркина-Фасо, где жители ряда регионов страны вынуждены спасаться бегством, возрастает давление на системы здравоохранения определенных районов, так из-за внутренне перемещенных лиц население города Джибо удвоилось.

По заявлению представителей Красного Креста, в ряде стран африканского континента практически невозможно обеспечить социальное дистанцирование. Между тем ограничения на поездки, вводимые некоторыми африканскими государствами, означают, что многие гуманитарные программы приостанавливаются.

6. Отсутствие необходимой транспортной инфраструктуры 

Роль транспортной инфраструктуры для стран Африканского континента трудно переоценить, особенно в  условиях растущей глобализации и более активного участия африканских стран в мировой торговле. Развитие рыночной экономики невозможно без отлаженной и работающей сети транспортных артерий.

Рыночные отношения связывают между собой страны как внутри континента, так и за его пределами. На данный момент основные потребности внутриконтинентального рынков обеспечиваются автомобильным транспортом.

Остановимся кратко на текущем состоянии инфраструктуры и осветим перспективы ее развития в разрезе основных видов транспорта:

Автомобильный транспорт

Автотранспорт Африки обеспечивает около 75% грузовых и 80% пассажирских перевозок. При этом объемы возрастают ежегодно на 4-6%. 

По материалам webeconomy: обеспеченность Африки автодорожной сетью,плотность дорог на 1 кв. км площади, низка. Она в десятки раз уступает развитым странам. Более высок этот показатель в малых по площади странах (км/км2): Маврикий 1.000, Руанда 0,532, Бурунди 0,442, а также в Сенегале и Мозамбике 0,730 и 0,385 соответственно, самый низкий в Буркина-Фасо 0,005, Судане 0,008, Мали 0,015.

В результате согласованной ООН программы развития автодорожного транспорта на континенте существует ряд трансафриканских магистралей:
— Каир — Габороне, (через Египет, Судан, Эфиопию, Кению, Танзанию, Замбию, Ботсвану); 
— Касабланка — Суэц,  (через Марокко, Алжир, Тунис, Ливию, Египет); 
— Трансафриканская широтная магистраль Момбаса — Лагос, (через Кению, Уганду, ДР Конго, ЦАР, Камерун и Нигерию);
— Транспобережная магистраль Лагос — Нуакшот, (через Нигерию, Бенин, Того, Гану, Кот-д’Ивуар, Либерию, Сьерра-Леоне, Гвинею, Гвинею-Бисау, Гамбию, Сенегал и Мавританию); 
— Транссахельская широтная магистраль Нуакшот — Нджамена (через Мавританию, Сенегал, Мали, Буркина-Фасо, Нигер и Чад)
— Нджамена — Джибути, через (Чад, Судан, Эфиопию и Джибути); 
— Триполи — Виндхук, через (Ливию, Чад, ЦАР, Респ. Конго, ДР Конго, Анголу и Намибию); 
— Трансюжноафриканская магистраль Бейра — Лобиту, (через Мозамбик, Зимбабве, Замбию и Анголу); 
— Транссахарская магистраль Алжир — Лагос, (через Алжир, Нигер, Нигерию)

Состояние сети автомобильных дорог в целом не соответствует потребностям экономики, автотранспортное обслуживание характеризуется высокой стоимостью и низким качеством.

Основные проблемы:
— Техническое состояние дорог (низкие технические стандарты, невысокое качество покрытия,  превышение допустимой нагрузки на ось)
— Многие дороги не имеют круглогодичной проходимости
— За дорогами не осуществляется должного ухода
— Большой недостаток квалифицированного инженерного и технического персонала
— Слабость организационных структур в дорожном управлении

Железнодорожный транспорт

Железнодорожный транспорт в Африке развит сравнительно слабо. Длина эксплуатируемых линий около 70 000 км, или 7 % от общемировой протяжённости железных дорог, хотя на континент приходится около 14 % населения мира и 22 % площади суши.

Например в ЮАР на грани банкротства находится крупнейшая государственная железнодорожная компания PRASA, в которой решением минтранспорта сроком на один год введено внешнее управление. По данным Zangaro Today PRASA — олицетворение неэффективности, грубых управленческих ошибок и ужасного обслуживания клиентов. Так, пару лет назад она приобрела испанские поезда, совершенно не подходящие железнодорожной инфраструктуре страны. Нецелевые расходы компании превысили 23,4 млрд ранд ($1,6 млрд), что привело к тяжелому финансовому кризису и массовым увольнениям работников. 

Вместе с тем в основном благодаря китайским инвестициям и в сфере железных дорог намечаются определенные положительные тенденции. 

Еще в первой половине 1970-х годов КНР профинансировала строительство железной дороги ТАЗАРА (TAZARA Railway) – магистрали протяженностью 1860 км, соединившей Замбию с танзанийским портом Дар-эс-Салам. На реализацию проекта Поднебесная тогда выделила 500 млн долларов и 25 тысяч китайских рабочих. Благодаря новой магистрали Замбия получила возможность подвозить свои товары в порт Дар-эс-Салам, а последний – грузооборот.

Спустя 40 лет Китай только усилил свое присутствие в регионе. Вот некоторые из реализованных проектов:
— Железная дорога Аддис-Абеба – Джибути (4 млрд долларов) Подрядчиками проекта стали две компании China Railway Group и China Civil Engineering Construction Corporation.
— Реконструкция Бенгельской железной дороги (1,83 млрд долларов)
Подрядчик: China Railway Construction Corporation
— Легкое метро Аддис-Абебы (0,48 млрд долларов) Подрядчик: China Railway Group Limited

Основная проблема в том, что железнодорожная сеть континента состоит из линий с разной шириной колеи, что не позволяет организовать транзитные перевозки пассажиров и грузов. Ширина составляет от 1000 мм в Буркина-Фасо, Кот-д’Ивуар и Джибути до 1435 мм в Гвинее, Марокко и Египте. 

Исключение составляют юг и север континента, где по историческим причинам, связанным с колонизацией этих стран, сеть железных дорог стандартизирована.

Морской транспорт

В мире наблюдается замедление контейнерных перевозок, в то же время Африка продолжает демонстрировать рост.

В 38 странах Африки, имеющих выход к морю насчитывается более 80 портов для международной и региональной торговли. Все порты объединены в три региональные ассоциации — Северной Африки, Восточной и Южной Африки, Западной и Центральной Африки. В 2001 г. они сформировали единую Панафриканскую ассоциацию портовой кооперации.

Конкурентоспособность африканских стран на мировом рынке в сравнении с развивающимися странами Латинской Америки и Азии лимитируется рядом факторов, среди которых одним из главных является неразвитость транспортного сектора. Средняя стоимость фрахта в Африке на 47% выше, чем в других развивающихся странах, и в два раза чем в развитых. Особенно остро транспортная проблема стоит для 15-ти внутриконтинентальных стран из-за высокой стоимости перевозок наземным транспортом. 

Широко используется практика концессионирования и контрактов на управление. Частное предпринимательство широко охватывает погрузочно-разгрузочные и другие операции. В условиях неразвитой инфраструктуры очень важна возможность привлечения частного капитала для строительства новых специализированных терминалов. Множество проектов, связанных с привлечением частных инвесторов, преимущественно иностранных, для строительства контейнерных терминалов в портах Котону- Бенин, Дуала-Камерун, Абиджан-Кот- д’Ивуар, Момбаса-Кения, Порт-Харкорт-Нигерия, Дакар-Сенегал, Ломе-Того реализуется или планируется к реализации.

Основной проблемой опять таки является отсутствие необходимого уровня инфраструктуры, контейнерные терминалы имеют только 59% морских портов. Таким образом, лишь порт Дурбан в ЮАР имеет контейнерный парк свыше 1 млн TEU, крупным парком располагают египетские порты, но в большинстве стран он насчитывает менее 50 тыс. TEU.

Если говорить о перспективах развития транспортного сектора континента, то можно отметить запланированные проекты:
— Скоростная магистраль Марокко (1,9 млрд долларов) Инвесторы: Франции, Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ
— Транскалахарская железная дорога (15 млрд долларов)
— Порт Багамойо (11 млрд долларов) Инвесторы: China Merchants Holdings International и Государственный резервный фонд Омана.

Резюмируя: несмотря на огромное количество проблем  отрасль неумолимо развивается под напором больших инвестиций, особенно из КНР. На континенте присутствует колоссальные залежи еще не разведанных природных ресурсов и строительство новых транспортных проектов является необходимостью и вопросом времени. 

7. Низкий уровень урбанизации населения

Технологические прорывы возможны в условиях непрерывной потребности в решении сложных задач ограниченного пространства, перенасыщенности площади, других проблем, которые не могут возникнуть при доминировании сельского населения. 

Сформулирую что я вкладываю в это понятие. 

Урбанизация (от лат. urbanus — городской) — увеличение численности городского населения по сравнению с сельским. Причем это не только количественная, но и качественная экспансия уровня науки, технологии. Это трансформация социальных укладов, отказ от архаики в пользу технологических прорывов, авангардный образ мысли и способ действия. 

Данные по темпам роста урбанизации Африки крайне противоречивы.Согласно рейтинг стран мира по уровню урбанизации / Urban Population Index, который составляет ООН наиболее урбанизированной страной Африки является Габон — 89%, наименее урбанизированной, как в Африке, так и в мире Бурунди — 13%. 

Общий уровень урбанизации по разным источникам колеблется от 50 до 60%. 

Общество в котором столетиями из поколения в поколение передавались аграрные способы производства и орудия труда не может совершать технологических прорывов. Носители таких ценностей мыслят и действуют абсолютно в другой плоскости. Именно поэтому многим развивающимся странам навязывается средневековый культ, выдаваемый за аутентичность как безальтернативность технологическому и forward thinking вектору развития. 

8. Ужасающий уровень грамотности

Ситуация с грамотностью на континенте отличается от страны к стране. Достаточно высокий уровень наблюдается в Ботсване, Намибии,Экваториальной Гвинее — около 90%. 

Лидером являлись Сейшельские острова — 96% и Ливия в период правления М. Каддафи — 95%.

Однако большинство стран испытывает с этим проблемы. Например Чад, ЦАР и особенно Нигер. 

Вместе с тем, ситуация не безнадежная. Существует наглядный пример по ликвидации безграмотности был в Сомали при режиме Сияда Барре. Специально для этого в 1972 г. сомалийский язык перевели для удобства с арабской на латинскую графику. Было напечатано множество учебников, и уже в следующем году план запустили в городах, а в 1974 — уже на селе. За это время уровень грамотности взлетел с 5% (в 1972 г.) до 70%

Таким образом, становится очевидно, что при системном подходе данная проблема вполне решаема.

В завершении статьи хотел бы повторить свой тезис, о том, что именно Африке суждено стать одним из драйверов роста мировой экономики. Поэтому решать серьезные проблемы “Черного континента” придется всем миром.

Было полезно?